Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОГНОЗЫ: ЗВЕЗДНОЕ БУДУЩЕЕ И ЗЕМНОЕ НАСТОЯЩЕЕ РОССИИ  

Желание заранее узнать ход событий и свою роль в них, обезопасить себя от ошибок и разработать идеальную стратегию действий все чаще заставляет обращаться к прогнозам специалистов. К тем, чьи знания и опыт позволяют в настоящем набросать штрихи будущего. Журнал «Элита общества» подвержен страсти любопытства не меньше рядового гражданина, поэтому предложил трем экспертам высказать свои соображения относительно схем будущего развития политических течений в России с трех ракурсов: сверху, изнутри и снаружи. За взгляд на будущее России сверху ответственным стал астролог и историк Павел Глоба. Картину грядущего страны глазами мирового сообщества (взгляд снаружи) описывал политолог, философ, автор ряда научных трудов («Ориентация – Север», «Проблемы ислама в СССР», «Возможен ли консерватизм в наши дни?», «Революция пророков», «Освобождение ислама» и других) Гейдар Джемаль. Аналитик Дмитрий Галкин дал анализ событий изнутри: он прогнозировал внутренние перипетии на политической арене России. Любопытствовала Ирма Каплан, журналист. 

Ирма Каплан (ИК): Гейдар Джахидович, как Вы расцениваете выигрыш Сочи в борьбе за право принимать у себя Олимпийские игры 2014 года? Может быть, это со временем окажет положительное воздействие на имидж России? Хотя и у этой победы уже появилась масса противников. Питер сетует…
 
Гейдар Джемаль (ГД): Да? На что же? 

Дмитрий Галкин (ДГ): А Вы не слышали? Ну, силовая группировка начала выть, что добились Oлимпиады в Сочи, а могли бы подать заявку на Питер – вот это было бы дело! 

ГД: Да они не от того воют. Они же провисли, как антиамериканская партия. Смотрите, Владимир Владимирович в обмен на Сочи сдал практически все, включая виртуальный миф о России. В обмен на Сочи сдано Косово, сдан Иран, претензия России на то, чтобы быть субъектом. А в глазах мирового сообщества страна превращается в изгоя. Это, знаете, как туземцы отдавали в обмен на бусы и зеркальце золото, жемчуг… 

 

ДГ: …остров Манхеттен… 

ГД: Да! Так вот Сочи – это бусы и зеркальце, которые меняют на реальную политику. Американцы подарили Путину Сочи в обмен на то, что Президент окончательно размонтирует страну как фактор. После этого проамериканисты, которые за Америку, но против Путина, не нужны, потому что Путин теперь – лучший друг США. Да и антиамериканисты во власти теперь тоже в полной, извините, заднице. Они хоть и во власти, но власть-то теперь с Америкой, и им тут делать нечего, они должны уйти. А это – большинство силовиков. Вот и оказались у нас силовики и касьяновы с каспаровыми в полном хламе. А мы под эгидой проамериканской партии возвращаемся в 1988-й год, во времена позднего Горбачева, который все сдал и продал, а власть размахивала флагом национальной измены. 

ИК: Вы считаете, что власти не просчитали такой исход?! 

ГД: Ничего себе, не просчитали! Ха-ха! 12 млрд. долларов и становление «Газпрома» спонсором МОК – ничего себе просчет! Вот обострение отношений с Китаем – это просчет. Волна бойкотов и запретов в отношении китайского производства со стороны России вынуждают Китай ползти на коленках к Штатам и сбывать там за бесценок излишки. Это же обострит ситуацию вокруг Китая со стороны Индии и Японии, потому что американцы организовали практически состоявшийся сегодня индийско-японский союз антикитайской направленности, к которому де-факто подталкивается и Москва. Вокруг Китая замыкается своеобразное кольцо, которое может спровоцировать ответную реакцию. 

ИК: И какой она может быть для России? 

ГД: Для Китая будет проблемно делать какие-то антироссийские шаги до тех пор, пока существует суверенитет Москвы над Сибирью. Если бы федеральная система рухнула и начался глобальный кризис, то Китай обязательно бы влез в Сибирь, что привело бы к ответным действиям Японии, Индии и, возможно, США. А Штаты в принципе хотели бы разжечь большую войну на материке по типу двух предыдущих. Потому что с каждой войной они только укрепляют свои позиции и пухнут, как упырь. 


Павел Глоба

Павел Глоба (ПГ): Боюсь, к 2014 году в России, как и во всем мире, действительно возникнет системный экономический кризис. Он будет связан с фондовыми рынками и больше затронет запад, но не минует и нас тоже. Это начнется в 2012–2013 годах и будет продолжаться от 4 до 7 лет. 

ИК: Что же получается, господа, победа Сочи ведет страну к национальной катастрофе? 

ПГ: Это решение в пользу России – палка о двух концах: конечно, это принесет стране некую долю престижа на мировой арене, но и жуткую агрессию злопыхателей тоже. Есть опасность того, что ко времени проведения Oлимпиады будут готовиться теракты, обострится проблема Cеверного Кавказа, некоторые страны могут бойкотировать мероприятие, поднимется шум в СМИ, и событие постараются сделать очередным политическим спектаклем. 

ДГ: Вы поймите, что для престижа России это не имеет никакого значения, как олимпиада-80 не подняла престижа СССР. Для левых СССР, пошедший на компромисс с западом ради Oлимпиады, перестал казаться надежным оплотом, а США и западная Европа не стали от этого больше любить Союз. Это же все мишура, побрякушки, как, если бы мы с Гейдаром Джахидовичем продали все и купили бы «Bentley». Ну, и много ли нас народу зауважало бы? 

ГД: Больше засмеяли бы. 

ДГ: Конечно, ведь побрякушки имеют ценность для тех, кто их ценит… 

ИК: А ценит их народ, массы… 

ДГ: Вот! Благодаря Oлимпиаде-2014 удалось стабилизировать общественное мнение. Наиболее острый вопрос внутри российского правящего класса, в преддверии выборов 2008 года, заключается в том, кто будет определять конфигурацию будущей власти. Будут это круги, которые направлены на сотрудничество в США и продолжение существующего курса, или это силы противоположные, желающие изменить внешний и внутренний курсы страны. 

ИК: А что нам об этом говорят звезды? 

ПГ: Абсолютно точно то, что нынешняя власть и в следующем году будет у руля. Я вообще не вижу в России каких-то значительных изменений до 2012 года. Все будет продвигаться в том же ключе, с теми же тенденциями в политике и экономике. 

ДГ: Ну вот, видите. Потому что благодаря Oлимпиаде нейтрализованы силы, пытавшиеся мобилизовать общество против власти: под лозунгами надвигающегося контроля США, внешней угрозы или провокаций властей на конфликт со всем миром. С точки зрения стабилизации ситуации, для тех, кто в выборе Сочи-2014 видел символ международного сотрудничества, Oлимпиада свою роль сыграла. Возможно, для западного общественного мнения антироссийская истерия последних 1,5 лет будет свернута… 

 

ГД: Но не в Европе. 

ДГ: Не в Европе, где в антиамериканских кругах она даже усилится. Там уже заговорили о том, как коррумпированные русские купили МОК, Oлимпиаду и прочее. 

ИК: Получается, все уже ясно и никаких интриг декабря не предвидится? 

ДГ: Интрига остается всегда! Главная из которых – сколько голосов наберет «Справедливая Россия»? То, что «Единая» победит, это понятно, а вот «Справедливая»… 

ИК: И каковы варианты? 

ДГ: Если «Справедливая Россия» набирает больше 20 % голосов и обходит при этом КПРФ, доказывая тем самым свою значимость для активной части общества, то автоматически допускается к выработке сценария и стратегии проведения президентских выборов 2008 года. А это для многих не самый лучший вариант развития ситуации. Поэтому сейчас будут накачивать КПРФ, чтобы она как можно больше голосов завоевала, другие силы, курс которых будет направлен на снижение рейтинга «Справедливой России». 

ПГ: Совершенно согласен. Нынешняя партия власти будет доминировать, это очевидно. А вот внутри нее может неожиданно выдвинуться некая иная партия, не мироновская, с более националистическими лозунгами. И ждет ее недолгое, но достаточно громкое будущее: она оттянет на себя часть электората. Коммунисты так же будут мощной силой. Но все это мелочи по сравнению с основной, лидирующей партией. 

ИК: И это все, чем может быть интересна декабрьская схватка за Думу? 

ДГ: Есть еще один нюанс: войдет ли в Государственную думу СПС? Если войдет, это будет означать, что у проамериканских сил есть еще варианты, кроме ставки на власть. И что США являются ситуативным союзником нынешней власти в России. Если члены СПС не ведут активной кампании, не входят в Думу, набрав свои 5 %, и заявляют, что они бы хотели, но бюрократический режим их опять не пускает, то очевидно, что основная ставка определена. 

ГД: А вы считаете, что СПС имеет шансы стать фракцией в Думе? Реальна ли ставка на США как на ситуативную власть? 

ДГ: Возможно, через два месяца выяснится, что я совершенно неправ, но сейчас мне кажется, что СПС свернет избирательную кампанию. Они отметятся, расставят щиты, проплатят рекламу, появятся на телевидении – и все. 

ГД: Абсолютно согласен. У меня такое же ощущение. У них есть просто потребность сохраниться как политическая сила, набрав больше 5 %, но меньше 7 % голосов, как в 1995 году, не более того. 

ИК: Получается, что не только достойных, но и хотя бы мало-мальски возможных конкурентов, соперников или оппонентов нынешней политической системе в России просто нет? 

ДГ: Дело в том, что оппоненты нынешней системе возникают внутри нее. С 1999 года властная система расширилась настолько, что распространилась на все политическое пространство. Это случилось под влиянием последствий той трагической ситуации, когда региональные элиты боролись против трансроссийских корпораций… 

ГД: Что, еще может повториться? 

ПГ: В начале десятых годов, которые станут преддверием мирового и российского кризиса. Тогда начнут проявляться совершенно непредсказуемые, неуправляемые факторы. Возрастет роль регионов, откуда выдвинутся новые лидеры, появится, я думаю, некая партия, наподобие украинской партии регионов, которую Янукович возглавляет. Она-то и будет противостоять центру. У региональных лидеров появятся средства и возможности для того, чтобы играть в политические игры, а в этом заключается огромная опасность для России. Сейчас мало кто это замечает, но я усматриваю в этом зачатки национальной катастрофы. Ее можно преодолеть, но это надо делать заранее. 

ИК: А чем региональные лидеры так опасны? Не туда страну поведут или дележка власти уведет их от прямых обязанностей народных избранников?
 
ПГ: Конечно, дележка власти! Какое там: не туда поведут! Их интересы будут не совпадать с интересами центра и страны. Региональные элиты, поддерживающие лидеров из регионов, будут недовольны тем, что большую часть средств приходится отдавать в центр. Начнут вести свою политическую игру, а в условиях кризиса у центра не всегда будет возможность контролировать ситуацию в областях, в частности в Дальнево-сточном регионе и Сибири. 

ДГ: Вполне может быть. Ведь сегодня регионы не представлены во власти. Элитам регионов когда-то было сказано: «Кто хочет жить – вступайте в “Единую Россию”, кто не вступит – будет уничтожен». Но это не означало, что со вступлением в партию они решат свои проблемы или укрепят позиции.
ИК: Павел Павлович, а каковы Ваши прогнозы относительно новых политических фигур? Есть ли среди них кто-то, в ком можно разглядеть будущего руководителя страны? 

ПГ: У меня такое впечатление, что наш всенародно избранный Президент Путин вообще никуда не уйдет. Настолько точно и неукоснительно продолжается его политика, что в кресле Президента страны 2008 года окажется либо он сам, либо его двойник, политическая калька. 

ИК: Может быть, эта калька уже на виду? Нынче появляются новые замы, премьеры, в которых пытаются разглядеть будущего преемника. 

ПГ: Из тех, кто появляется – нет. В нынешних выдвиженцах-появленцах таких я не вижу… 

ИК: А господин Иванов, как Вам кажется, слегка подражает Президенту? 

ПГ: Нет, Иванов, не похож. Дело в том, что Путин гораздо сдержаннее Иванова, которому отнюдь не безразлична публичная деятельность. Он любит выступать, позировать перед камерой – делает это охотно. Он, я бы сказал, больше актер в политике. Владимир Владимирович в этом плане гораздо сдержаннее да и заявлений таких не делает: «Не покупайте эстонские товары». Это совершенно не ровня фразе «мочить в сортире», понимаете? Это совсем другое, это не калька, а наоборот, его противоположность в некотором роде. Медведев даже больше подходил бы, но он гораздо более бесцветная фигура, чем тот же Иванов. Но если предположить, что господин Иванов вдруг поменяет свою замечательную программу, станет меньше пиариться и работать на публику, а больше повторять действия Президента, то преемником вполне может быть и он. Единственное, что могу сказать точно, если и будет преемник, то ничего нового в политику Путина он не внесет, а вот через четыре года тенденция изменится. 

ИК: Неужели придет тот самый великий правитель, коему суждено спасти Россию, или Путин он и есть? 

ПГ: Путина, согласно древним пророческим текстам, назвали только «строителем мостов». В прогнозах Василия Немчина, который в XV веке довольно точно предсказал события в России, случившиеся за последние 100–150 лет, Путин был назван «строителем мостов» «с черным лицом». А «черными лицами» на Руси называли шпионов. Затем будет переходное время, после чего придет тот самый «всадник на белом коне» – сильный, харизматический лидер. Про него у Немчина сказано, что править он будет недолго. Но, видимо, ему удастся возродить имперскую идею и, возможно, вернуть былую славу России. А подготавливать страну к его приходу будет Путин. То есть он лидер переходного времени, но еще не тот харизматический лидер, рожденный, возможно, в год лошади, который выведет Россию на новый виток развития. Во-первых, для появления на политической арене великого лидера (которое предполагается на начало 2020-х годов) еще рановато. Во-вторых, к тому времени Владимиру Владимировичу исполнится даже не 60, а 70 лет. Новый же лидер должен быть достаточно молодым для своих свершений. 

ИК: Основными из которых будут усмирения центрально-региональных междоусобиц за власть? 

ПГ: Это будет основная задача будущего правителя. Но, к сожалению, он может пасть жертвой этой борьбы. Он лидер-то блестящий, но, боюсь, только на один срок. Впрочем, это только прогноз, и его точное исполнение зависит от отсутствия принятых мер. Предупрежден – значит, вооружен. Это касается и лидера, и государства. ЭО