Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

* Сергей Седов: «Экскурсовод сегодня – этакий работник условного «Макдональдса» от туризма

Я познакомилась с Сергеем год назад, отправившись одной из сопровождающих группы иностранных студентов в экскурсию по Владимиру и Суздалю.

 

В подобном приключении участвовала впервые, поэтому была приятно удивлена тем, что гид встречал нас на вокзале у вагона, сопровождал на завтрак и обед, показывал любопытные места в городах, увлекательно рассказывал на русском и английском языках о храмах, домах, архитектурных и исторических памятниках. Осенью я снова побывала во Владимиро-Суздальских землях с новой группой иностранных студентов, которых Сергей привычно для меня очаровал и увлёк историей городов, страны и жизни. Тем интереснее стало расспросить его, как он стал гидом, к которому едут иностранцы со всего мира, чтобы с одинаковым увлечением и восторгом влюбиться в Золотое кольцо России?
Выпускник педагогического вуза, ставший преподавателем в школе, считался полным лузером

- Сергей, как и почему вы заинтересовались историей? В вашем профиле экскурсовода сказано, что вы историк, переводчик. С детства были гуманитарием?
- А вот и нет! В школе я, скорее, был склонен к точным наукам - математике, физике. Но получение диплома инженера в 1998 году сулило гораздо меньший доход, чем торговля спортивными костюмами на рынке. Помню, что наименьший конкурс из возможных был на специальность с названием типа «Литье металлов и сплавов», на три места был один абитуриент. Хотелось плюнуть на все и махнуть туда, фактически без экзаменов, стопроцентное поступление! Вот только с литьем металла в нашем регионе и тогда было туго, и сейчас…

- И как же между трениками на рынке и литьём сплавов появился истфак?
- Во многом на выбор повлиял мой старший двоюродный брат, который уже учился на историческом факультете. Можно было пробовать более престижные ин.яз и юрфак. Но выбор был сделан в пользу «синицы в руке». В принципе, мое отношение к истории было достаточно нейтральным. Сразу после поступления на исторический факультет студентам был предложен небольшой тест, одним из вопросов которого был следующий: какой предмет в школе вы любили меньше всего? Процентов тридцать ответили – история. Так вот, меня среди них не было.

- Навыки гида, экскурсовода развивали в рамках учебной программы на историческом факультете?
- Нет, это была моя инициатива. На четвертом курсе вуза я пошел на курсы гидов-экскурсоводов при местном музее, просто было интересно. Ни о каком заработке тогда никто не думал. И вот посреди одного из занятий вдруг в музей нагрянула группа детей. Меня почему-то выбрали провести им экскурсию, это я хорошо помню, хотя прошло почти 15 лет.

- И вам так понравилось?!...
- Да, плюс это было попыткой продолжить профессиональное развитие. Хотелось восполнить недостаток фактических знаний о своем крае. Все же история - это, в первую очередь, теория. Тойнби, Гумилев, линейное, циклическое или спиралевидное развитие… Историки-теоретики не считают за коллег краеведов, мол, несерьезными делами занимаются. А мне хотелось окунуться в факты и события своего края.

- Студенты истфака, помимо исследовательской, работы имели такой выбор, как преподавание, если не ошибаюсь. Вы рассматривали такую перспективу?
- На протяжении пяти лет учебы в вузе я и мои однокашники постоянно задавались вопросом о будущем трудоустройстве. Преобладала такая точка зрения: было бы здорово попасть в чиновники (в обкомах и горкомах партии в советское время было достаточно выпускников истфаков), ФСБ, начать свое дело в торговле и так далее. Человек, отправившийся после педагогического вуза преподавать в школу, считался полным лузером. Это значило, что больше никуда его не взяли, и ни умственными, ни профессиональными способностями похвастаться он не мог.

- Как это ни прискорбно, но так и было в те годы…
- Да, поэтому я и сам школу никогда не рассматривал в качестве места работы. Но, так получилось, что история начала меня интересовать все больше и больше. К своему удивлению, я начал делать кое-какие успехи, и в конце пятого курса был приглашен сразу в две аспирантуры - по философии и отечественной истории. Выбор был первоначально совсем не очевиден, но история победила. И вот в период обучения в аспирантуре приходилось читать лекции и вести семинары для студентов, это было очень интересно. Интересно в духовном плане, но не в материальном.

- Ну, для этого тогда была масса внепедагогических возможностей заработка: офисная работа, торговля…
- Именно! В один прекрасный момент в моей жизни действительно появилась торговля. Случайно. Я работал в региональных представительствах крупных компаний в своем регионе. В основном продукты питания, молочный и мясной сегменты.

- Ого! После истории с философией – такой вираж!
- Да, это было ужасно скучно, но приносило неплохой доход. По окончании пятого курса университета ситуация была примерно такой: позади была пара лет занятий экскурсиями как хобби, пять лет исторического образования, примерно год работы в торговой компании, впереди - аспирантура, мечты о науке и преподавании. Я тогда пришел к работодателю с честным намерением увольняться, чтобы писать диссертацию. Но, получив сумму денег в качестве расчета, посчитал, сколько месяцев преподавательской деятельности нужно, чтобы столько заработать, и…
-… вернулся в торговлю...

Нужно было выбирать - дальше в торговлю, или рискнуть

- И вот торгуете вы себе региональным представителем…
- А в свободное время провожу экскурсии. Мне всегда казалось, что экскурсиями невозможно заработать. Потом обстоятельства сложились так, что с основной работой не заладилось, и нужно было выбирать - дальше в торговлю, или рискнуть. Я решил рискнуть...

- Сколь высоки были ставки? Когда вы поняли, что работа экскурсоводом позволяет зарабатывать этим делом и сделать его основным?
- Осознание этого пришло достаточно поздно, так скажем, опытным путем. Сложилась ситуация, которая подтолкнула бросить нелюбимое занятие - торговлю. И вдруг оказалось, что экскурсиями тоже можно зарабатывать! Ну и потом в голове всегда крутился какой-то избитый «боян» типа «найдите себе работу по душе, и вам не придется работать ни дня в этой жизни». И, надо сказать, в этом есть большая доля правды.

- Ну, еще бы – Конфуций дело говорит! А бывали колебания и сомнения в том, что все же не то это дело, не прокормит оно вас, хоть и по душе?
- Из 15 лет работы гидом, лет 7 - да, «это были не те деньги». Но сейчас понимаешь, что если бы тогда уделил этому делу больше внимания, рискнул уйти в эту сферу раньше, то и сейчас можно было бы добиться большего.

- Сейчас для вашей профессии самое благодатное время – иностранцам поездка в Россию почти ничего не стоит, их количество за прошлый год возросло в разы, вы живете в самом популярном и востребованном туристами месте, да ещё умеете донести его историю до иностранцев и на их языке, и в увлекательном рассказе – все возможности для организации полноценного востребованного и прибыльного бизнеса. Как вы используете эти возможности?
- Дело в том, что большинству иностранных туристов непросто попасть в Россию. Они предпочитают обращаться в крупные компании, так как боятся обмана. Поэтому ко мне напрямую обращаются те, кто уже приехал - экспаты, самостоятельные путешественники, те, у кого в России друзья и знакомые. Я не сильно горю желанием заниматься визовой поддержкой и бронированием отелей, хотя это тоже приходится делать. Меня можно найти в поисковике на страничках сайтов частных гидов, по рекомендации. Конечно, есть желание идти вперед, набрать, возможно, команду коллег, разработать новые интересные маршруты….

- Кроме желания, ничего? Может быть, некая миссия, которую вы реализуете в своём деле? Или стремление стать самым высокооплачиваемым и востребованным гидом по Золотому кольцу?
- Конечно, хочется быть высокооплачиваемым. Но это не конечная цель. Сейчас одна из основных проблем экскурсионного обслуживания заключается в кадрах. Ведь кто такой экскурсовод?

- Ну-ка, расскажите!
- Когда-то, в советское время, при произнесении этого слова появлялся образ некоего университетского профессора, читающего лекцию, во время которой нужно вести себя тихо и внимательно слушать. Сейчас экскурсовод, гид - это некий мальчик или девочка, который знает, куда идти, как развлечь туриста, этакий аниматор, работник условного «макдональдса» от туризма. Вот хотелось бы, чтоб это был некий симбиоз. Чтобы гостю было и не скучно, и чтоб он получил в итоге хотя бы минимальное представление об истории и современности мест, которые посетил. Хочется побольше таких коллег-партнеров….

- Нам, гостям, тоже очень хочется!
- …тогда и туристов, возможно, было бы больше. Хочется больше рекламы Золотого кольца, дорог качеством повыше, побольше стоянок для транспорта. Все это постоянно звучит, как мантра, как молитва перед Западной стеной, на многочисленных совещаниях чиновников разного уровня, но так и остается разговором со стеной.

Людям интересно не то, как русские жили тысячу лет назад, а как они живут сейчас

- Как у вас появились туристы-иностранцы? Как на вас вышли?
- Впервые с иностранцами я поработал совершенно случайно. Клиент заказал экскурсию для своих друзей, а при встрече оказалось, что они - словаки. В общем, «мальчик жестами объяснил, что его зовут Хуан». Благо второй специальностью у меня был английский, и слова, обороты, включая историко-архитектурные термины, хоть и изрядно «заржавели», но остались где-то в глубинах сознания. Это было круто, и я решил писать экскурсию на английском. Ни о каком пафосе, типа «стать лицом российской провинции для иностранцев», не думал, делал, можно сказать, для себя, а не для клиента!

- Однако до сих пор к вам едут туристы, просят вас сопровождать экскурсии. Как вас находят?
- Я наработал пул постоянных партнеров в лице крупных туристических агентств, везущих иностранцев в Россию. Есть сайты по гидам и экскурсоводам, личные рекомендации.

- А, теперь понятно, почему мое предложение о собственном сайте-визитке вас не зажгло. А как вы составляете маршруты для гостей? Разрабатываете ли их специально или предлагаете уже проторенные дорожки?
- Если заказ идет через крупную фирму, то программу я получаю на руки, такой, своего рода, стандарт. Русская провинция, она же «Золотое кольцо», церкви, монастыри. Интересно, что после этого некоторые клиенты возвращаются и просят составить какой-нибудь «интересный» тур.

- А те, что предлагаются – унылые что ли? Или «интересный» в смысле «экстремально-эдакий»?
- Не умаляя значимости памятников истории и архитектуры, нужно заметить, что для многих людей (включая россиян), обилие церквей на второй день сливается в одну и ту же церковь, которую, как им кажется, они смотрят в каждом новом городе. Сейчас появляется больше возможностей создавать насыщенные туры, где человек сам немного вовлечен в процесс - катание на тройке, лосиная ферма, мастер-классы, различные небольшие частные музеи. Зачастую владельцы этих музеев - коллекционеры, сами показывают свои экспозиции, и общение с ними доставляет огромное удовольствие. «Интересный» тур – как раз такой, как с американскими студентами, когда мы посетили «Щурово городище» - комплекс в Суздале, созданный на базе декораций фильма Павла Лунгина «Царь», где ребята пробовали молоть муку и кормить скот.

- А есть ли места, куда вы точно не поведете иностранцев, даже если они попросят?
- Не люблю показывать грязь, разруху, покосившиеся деревянные бараки, ямы на дорогах. Я понимаю, что это все есть, и от этого никуда не деться, причем есть это не только в России. Но, зачастую, к сожалению, людям запоминается именно плохое. Но на такое заказов не поступает. Скорее, есть места, от которых иностранцы в диком восторге, когда для русских это - повседневная жизнь. Например, супермаркет! В Москве и Петербурге среднестатистический турист посетит разве что гастроном «Елисеевский» и ГУМ, но вряд ли доедет до «Меги». А в провинции как раз мы и знакомимся с настоящей жизнью! Людям интересно не то, как русские жили тысячу лет назад, а как они живут сейчас.

- Бывали ли в вашей практике необычные заказы от иностранцев? То, что вас поразило, может быть, ныряние в прорубь на Крещение или еще что-то подобное?
- Необычные заказы исходят, как правило, от людей, прибывающих сюда не в первый раз. Однажды турист из США попросил об организации «наиглупейшего тура», ну, то есть, забавного, ненапряжного. В пример привел следующее: в США полно абсолютно незамысловатых музейчиков, часто не сильно интересных, но забавных. Например, в одном из них представлены сотни видов колючей проволоки.

- Неужели у нас такое тоже нашлось?!
- А как же! Три дня по музеям утюгов, чайников, суеверий русского народа и многим другим! Тур по провинциальной типовой советской архитектуре, включая интерьер хрущевки. Кстати, квартира была пустой, выставленной на продажу. Показывать приходил риэлтор, нам же и попытался ее продать. Купаемся в проруби, ходим на зимнюю рыбалку, смотрим фермы. Или русская баня - незабываемый опыт! Когда только подходишь с гостем к деревянной баньке и показываешь на небольшую прорубь в затянутом льдом пруду, слышишь – «Ха, Сергей, неплохая шутка!» А через час распаренный профессиональным банщиком англичанин уже три раза с головой окунается в ледяную воду… Конечно, приходится действовать и уговорами, и личным примером, но результат, как правило, превосходит все ожидания! Люди говорят, что это ни с чем несравнимый опыт! Но такие случаи единичны, в основном - стандартные памятники истории и архитектуры.

- Есть ли некие табу, на которые вы как экскурсовод не согласитесь ни за какие деньги? К примеру, провести в какие-то подземелья, куда нельзя ходить, где опасно, но куда, к примеру, просит отвести клиент?
- Естественно, всегда чувствуешь ответственность за безопасность вверивших тебе свои бренные тела и души людей. Конечно, никаких режимных объектов и подземелий. Даже переход дороги порой превращается в трейлер к фильму «Выживший», особенно зимой. Иногда просят показать изнутри школу, детский сад, больницу. Приходится объяснять, что это делается по предварительной договоренности, большинство людей реагируют абсолютно нормально, это везде так.

Приходится перевоплощаться из «магистра русской истории» в «недовольного правительством обывателя»

- Как боретесь с унынием, усталостью клиентов? Есть ли у вас своя шкала скучности, в соответствии с которой вы строите программу тура? К примеру, через 40 минут поездки в авто обязательно надо выйти походить, чтоб клиенты не уснули.
- Все очень индивидуально! Частенько нужно сделать как раз так, чтоб клиенты уснули! А через 40 минут - проснулись и со свежими силами слушали и смотрели. Ведь порой дорога из Москвы до Суздаля занимает больше времени, чем перелет из Москвы в Хьюстон. Приходится перевоплощаться из «магистра русской истории» в «недовольного правительством обывателя», из «стэнд ап камеди актера» в благодарного слушателя.

- Кто любопытнее – русские или иностранцы на ваших экскурсиях? Представители каких стран самые активные, а кто-наименее?
- Очень сложно обобщать. Что считать активностью - бесконечные скачки с селфи-палкой или неиссякающие вопросы о смысле спора иосифлян и нестяжателей? И то, и другое - активность, но абсолютно разные ее виды. Русским интересно одно, индусам другое, китайцам третье. Все активные, как правило, но по-разному.

- Чем больше всего интересуются иностранцы в турах по Золотому кольцу? Что им интересно – сделать больше фото зданий и пейзажей, наделать селфи, узнать историю этих мест, прокатиться в авто мимо и не выходить вообще?
- Понятно, что европейцы ближе к нашей культуре, мы - в одном историческом пространстве. Когда говоришь «до революции в этом доме жил купец Синебрюхов», не нужно объяснять, что это за революция и когда она была. С бельгийцами и немцами можно углубиться в перипетии политической истории абсолютно разных периодов и в различие архитектурных стилей. Австралийским фермерам интересно то, что растет вокруг, индусам - российские коррупционные скандалы, как две капли воды похожие на индийские, китайцам - смотровые площадки с панорамными видами. Тут главное не перепутать, и успех гарантирован.

- Какой турист для вас самый сложный: тот, кому ничего не интересно, он аморфен и безэмоционален или наоборот тот, кто постоянно везде лезет, расспрашивает, щупает, пробует?
- В обоих случаях работать интересно. Если люди аморфны и безэмоциональны - нужно подобрать к ним ключик, найти что-то интересное для них. Это бывает очень непросто. С очень активными не намного проще - нужно ответить на все вопросы, поддержать дискуссию. Особенно, если человек увлекается альтернативными историческими теориями и в подробностях описывает, как миллион лет назад протославяне победили рептилоидов.

 

- Как вы готовитесь к экскурсии? Можно ли к Вам нагрянуть, условно говоря, завтра утром, отправив накануне вечером письмо – «встречайте, завтра в 9 с группой англичан будем на вокзале?»
- Вне всякого сомнения, лучше иметь как можно больше информации об экскурсантах. Ведь первые минуты, иногда часы, уходят на то, чтоб найти контакт с людьми, нащупать интересные темы, точки соприкосновения. Но чаще бывает примерно так - заказ за день-два, иногда хотят «сегодня». Если я не занят, в этом нет никакой проблемы. Мне уже давно не нужно «повторять материал» перед каждой экскурсией, только если я не еду куда-то впервые.

- Случаются ли в вашей работе какие-то застойные времена или мертвые сезоны? Что это за периоды и как вы заполняете это время?
- Мертвые сезоны стараюсь использовать как отпуск, провожу время с семьей. Их пока не так много, и, надеюсь, никогда не будет много! Есть переводы, устные и письменные, есть, спрятанный под пыльным стеклом, диплом учителя истории и иностранного языка. Не могу сказать, что для меня это направление безальтернативно, но пока очень хочется, чтоб развивалось именно оно. Приезжайте к нам в российскую провинцию, за МКАДом жизнь есть, есть, на что посмотреть и где отдохнуть!

- И есть те, кто вас там встретит, сопроводит, расскажет и покажет всю красоту древних городов русских! Спасибо, Сергей и успешных экскурсий в новом году!


Рассказывала историю о том, как стать успешным гидом по родному краю Ирма Каплан