Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

* Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»

 Я узнала о Ромео и его мастерской по настройке фортепиано, когда решила попробовать настроить свой инструмент, который пел, как мог с момента своего создания в 70-х годах прошлого века. У меня был выбор.

 

По рекомендации своего преподавателя, я могла обратиться к местному, школьному настройщику, который оказался настолько занятым, что, когда я дозвонилась, мне недовольно ответили «А? Да! Вечером звоните!». «Да ну его», - подумала я и отправилась в интернет искать соответствующие сервисы, которые рады своей занятости, а не наоборот. Нашла не то, чтобы много, цены примерно те же. Были забавные одиночки с собственными сайтами кустарной работы, и, конечно, вездесущий директ, навязавший мне полдюжины контор, среди которых была и «440 Hertz». Зашла в группу в соцсети, посмотрела контакты, зашла на страницу указанного в контактах мастера – вроде реальный человек, вроде и музыке не чужд. Написала заявку в группе, получила ответ, договорились о визите мастера, которым и оказался герой очередной истории для рубрики «Свой бизнес».

— Ромео, когда, зачем и как ты решил заняться настройкой фортепиано? Что за момент, случай в жизни привел тебя к этому?

— Когда эта история только начиналась, я был студентом колледжа и работал в музыкальной школе, где учителям, как известно, платят не много. Я рассматривал различные варианты дополнительного заработка, и профессия настройщика показалась мне одной из самых подходящих, с учетом моих знаний и круга моего общения.

Музыка всегда звучала в доме

— А как ты пришел в музыку, у тебя музыкальная семья или ты меломан, который всю жизнь мечтал играть, как кумир из группы Х – какова твоя история?

— Музыка всегда звучала в нашем доме. Я слушал музыку постоянно, и не помню ни одного дня, когда бы я этого не делал. До сих пор у меня всегда с собой наушники и пара любимых альбомов на плеере. Меломаном я не был, и кумиров среди музыкантов не припомню, но многими я по-настоящему восхищался. Мне казалось, неимоверно круто играть в группе, выступать на сцене, зажигать залы. Я и сейчас так думаю.

— И не только думаешь, но и играешь – у тебя же есть музколлектив, насколько я помню?

— Да, я являюсь одним из основателей и электронщиком группы Raccoon Washing Machine. Мы играем в таких жанрах как Djent, Post-Hardcore. На данный момент — это студийный проект. Планов играть на сцене у нас пока нет, хотя музыку мы пишем именно с этим расчетом. Возможно, когда-нибудь мы все-таки выйдем на сцену, но точно не в ближайший год. А может быть, это вырастет в большой online проект со своими фишками. Кто знает...

— Наверняка для всего этого была бессменная база - музыкальная школа, класс фортепиано… А то и еще каких-либо инструментов?

— Музыкальная школа была, её я закончил по классу фортепиано, отыграв на своем постоянно расстроенном пианино «Заря» добрые 8 лет. В последние 2 года школы я взял дополнительный факультатив по классу гитары и синтезатора, чуть позже самостоятельно начал осваивать ударные. После школы поступил в музыкальный колледж, где 4 года изучал теорию музыки с расчетом поступать на факультет звукорежиссуры в один из вузов. Там я впервые по-настоящему проникся музыкой, благодаря моему педагогу, которого и теперь вспоминаю с теплотой и уважением, стараюсь поддерживать с ним связь.

— А кто из исполнителей фортепианной музыки тебе симпатичен? Сейчас очень популярны такие ребята как Миша Мишенко, Илья Бешевли, Ян Тирсен, Бенсе Питер – пианисты, популяризирующие и несущие фортепиано в массы - как ты оцениваешь такую музыку?

— Я абсолютно равнодушен к такой музыке. На мой взгляд, спасает такую музыку только грамотное продюсирование. В джазе, например, есть пианисты намного более талантливые и виртуозные, чем перечисленные ребята.

— На момент, когда ты настраивал мой инструмент, ты был студентом Гнесинки…

— Да, после колледжа я поступил в РАМ им. Гнесиных на факультет «Музыкальной звукорежиссуры». Но совсем недавно забрал документы с 3-го курса.

— О, нет, таки сделал это?! Почему?

— Не сказать, что мне не нравится сама профессия, но уровень образования меня "приятно удивил". Я очень рад, что ушел оттуда и уверен, что не буду продолжать обучение ни в одном из вузов нашей страны. Тем более у меня никогда не было цели учиться ради корочки, это лишено всякого смысла.

Изменения происходят в голове, и лишь потом проецируются в реальность

— Ты с детства был окружен музыкой, занимался, играл – а как из этих высших сфер, творчества и лирики выпал в физику с бизнесовым проектом «зарабатывать деньги настройкой фортепиано», вместо гастролей, концертов?

— Бизнес – это тоже творчество. Разница только в критериях оценки успешности. В предпринимательстве это деньги, в музыке - количество выпущенных альбомов и наполненность залов. Начиная работать в бизнес-сфере, я нашел множество проблем, как со стороны клиента, так и со стороны его обслуживания. Стало интересно и, так как я хотел остаться в этой сфере и испытывать меньше раздражения от этих проблем, мне пришлось начать их решать. Это давало новый виток в развитии дела, которое в итоге выросло в микробизнес под названием «440Hertz».

— Даже творчеству надо учиться! Неужели ты никаких тренингов не посещал, ни книг не читал, а, как талантливый самородок, на ровном месте решил сделать околомузыкальный бизнес на настройке пианино и …всё получилось?

— Это был не первый бизнес-опыт. Большую роль сыграл провалившийся бизнес-проект под названием Royal Ravens Reunion. Мой друг подключил меня к проекту разработки и производства брендовой одежды. Масштаб наших идей и вариантов развития тогда меня поразил. Еще никогда я не мыслил настолько широко и далеко в будущее. Тогда я впервые и коснулся темы бизнеса и зарабатывания денег на собственном деле.

— Или не зарабатывания…

— Да, потому что проект по ряду причин довольно быстро сошел на нет. Вполне возможно, что в будущем я вернусь к этой теме, потому что мне она близка и интересна. Что касается тренингов, то я считаю, они необходимы, так как в разы ускоряют процесс развития и повышают уровень компетенции в сжатые сроки. Главное не перейти черту и не превратиться в информационного вампира. Нужно постоянно работать над внедрением нового, свежего знания в свою деятельность. На данный момент я посетил «Интенсив» и «Цех» от «БизнесМолодости». Уверен, что еще пойду к этим ребятам. Самообразование по бизнес-тематике также началось с их видео-семинаров.

— Какие книги тебе помогли, каких тренеров, бизнесменов ты считаешь образцами, есть ли ориентиры в бизнес-среде, на которых равняешься, у которых учишься?

— Бизнес-литература для многих начитается с одних и тех же книг: Стивен Кови, Ричард Бренсон, Роберт Кийосаки. Со временем я начал понимать, что на бизнес влияет вся литература, которую ты читаешь. Потому что, в первую очередь, изменения происходят в голове, и лишь потом проецируются в реальность. Есть книги, которые я буду перечитывать еще не раз. На данный момент для меня недостижимой (надеюсь, что пока) вершиной является Владимир Константинович Тарасов. Его я считаю поистине великим человеком, на которого стоит ровняться, которого стоит слушать и у кого стоит учиться.

Состояния уныния - один из неизбежных этапов развития

— С чего ты начинал путь настройщика? Правда ли, что для этой работы вовсе не нужно быть музыкантом, иметь идеальный слух, а спецпрограммы в гаджете помогут выстроить все нюансы звучания?

— Правда. Для этой профессии вполне достаточно иметь музыкальную школу за плечами. Сейчас достаточно специализированных тюнеров под фортепиано. Все остальное нарабатывается со временем и опытом. Но не стоит забывать, что работа ключом с натяжением струн - это только часть навыков настройщика. Далее идет работа с механикой, интонировка, крупный ремонт, реставрация. Это является более высокими материями для настройщика и, конечно, чем более образован человек в музыкальном плане, тем проще ему будет все это освоить, тем качественнее он будет работать и понимать пианистов, для которых все это и делается. Я учился в школе настройки «Квинта-2» у Валерия Григорьевича Порвенкова. В этой школе я изучил основы профессии и получил базу для дальнейшего развития.

— Сколько времени нужно, чтобы с нуля обучиться мастерству настройщика фортепиано и приступить к работе? И можно ли сразу после учебы приступать к делу или надо еще «потренироваться на кошках», понастраивать, к примеру, десяток инструментов, чтобы изучить нюансы?

— Безусловно, практика в этой профессии очень важна. Сидеть дома и практиковаться в настройке своего инструмента – не вариант. Нужно выходить работать сразу же, как только появились базовые знания и умения.

— А есть ли в работе настройщика ситуации, которые узнаются только на практике?

— Непредсказуемые ситуации случаются очень часто. В основном это связано с различным строением механики у старинных пианино и роялей. В таких случаях нужно уметь импровизировать, находить выходы из безвыходных ситуаций для спасения того или иного инструмента.

— Кто был твой первый клиент? Сколько их было до того момента, когда ты понял, что ты мастер и пора начинать серьезное дело, что ты можешь этим зарабатывать?

— Я до сих пор не считаю себя мастером. Совершенство приходит с опытом и годами практики. Я просто в один момент понял, что можно зарабатывать на этом больше, если работать по-другому и отличаться стратегией, качеством и подходом к клиенту. Чем раньше это осознание придет к каждому, тем лучше. Своего первого клиента я не помню. Но, как и многие, начинал свое дело с настройки инструментов у друзей. Потом стали звонить незнакомые люди, начало работать сарафанное радио.

— Бывали ли моменты, когда ты был уверен, что занимаешься фигнёй: ну, настроил инструменты у друзей-соседей, у всех в районе, в Москве у всех настроил, в области – и чего? Или нечто подобное. Отчего ты можешь впасть в бизнес-уныние?

— Такие состояния случаются у всех, и это закономерный процесс для каждой сферы жизни. Касаемо бизнеса, меня больше всего напрягает отсутствие движения, топтание на месте. В моем понимании бизнес должен расти быстро. Если такого не происходит, значит, в чем-то есть существенные проблемы. В любом случае я стараюсь спокойно относиться к состоянию уныния, ведь это один из неизбежных этапов развития. К тому же для нас важно не настроить все фортепиано в городе, а поддерживать связь с клиентами и следить за состоянием их инструментов постоянно, чтобы они оставались в играбельном состоянии как можно дольше и не доставляли проблем.

— Что самое сложное было и есть в твоем проекте «440 Hertz»? К чему надо быть готовым тем, кто решит стать частным настройщиком или создать компанию по настройке пианино?

— Частные настройщики и компании – это две абсолютно разные истории. В данный момент на российском рынке нет настроечных компаний как таковых. Мы только начали закладывать эту тенденцию. С этим и связаны основные проблемы - с той же организацией рабочего процесса и оплатой труда. Мы собеседуем много настройщиков, большинство из которых даже не с первого раза понимают наши требования и условия. По их мнению, они звучат как унижение их профессии и компетенции. Основные возражения и сопротивления, с которыми приходится работать, как ни странно, исходят со стороны частных настройщиков, пришедших устраиваться к нам на работу, нежели со стороны наших клиентов. Но важно понять, что частный рынок неизбежно сойдет на нет. История показывает нам множество примеров. Так, рано или поздно, произойдет и в сфере обслуживания фортепиано.

— Какие грустные прогнозы у тебя для частников. А что их не устраивает, когда они приходят к тебе на работу устраиваться?

— Некоторые, к примеру, не готовы работать за фиксированную заплату, предпочитая адский процент со сделки в свою пользу, некоторые не способны составить и вписаться в жесткий график работы. А ещё людей часто пугает зарплата и уровень ответственности перед компанией.

— Насчет ответственности соглашусь. С этим проблемно не только в бизнесе. А как ты подбираешь себе коллег-настройщиков? Есть ли некое профтестирование? Сколько лет опыта должно быть, какие доказательства мастерства?

— Мы предпочитаем брать молодых парней с небольшим опытом работы, но перспективных, на наш взгляд. С ними проще работать, они еще не испорчены частным рынком, и так нам проще задавать стандарты обслуживания. Совсем недавно мы начали проводить кураторство для наших настройщиков. В определенные дни мы собираем всех настройщиков в офисе или мастерской, обмениваемся опытом, рассказываем о профессиональных открытиях, обсуждаем новые методы. Надеюсь, впоследствии это плавно выльется в школу настройки «440Hertz». Тестирование у нас проходит в форме собеседования. Ряд специальных вопросов сразу выявляет уровень компетенции настройщика. В процессе кураторства мы закрываем пробелы в их знаниях и отрабатываем все на практике.

— А какие основные проколы совершают твои коллеги-настройщики? Бывали ли у тебя инструменты, которые до тебя уже кто-то неумело настроил, и тебе приходилось едва ли не реанимировать инструмент после криворукого предшественника?

— Никогда не стоит говорить плохо о работе своих коллег. Возможно, это только начинающий настройщик, каким я был раньше. Возможно, инструмент или условия не позволяли сделать работу качественно. В любом случае, такая же история может произойти со мной, и в этом нет ничего плохого. Хотя в нашей профессии есть такая традиция - говорить плохо о работе своего предшественника, который работал с инструментом. Это один из гнусных "маркетинговых ходов", чтобы удержать клиента у себя - дать свою визитку со словами: "Предыдущий настройщик испортил вам инструмент. Я исправил - звоните мне". Мы так не делаем. Мы уважаем работу своих коллег, как бы она ни была сделана.

Хорошо иметь план, но придерживаться его - глупо

— Настройка пианино и «440 Hertz» - только один из твоих безнес-проектов, среди которых реставрационная мастерская, репетиционные залы для пианистов, фабрика по производству пианино… Как это всё рождалось в твоей голове и почему? Как ты придумывал свой бизнес-план, проект?

— Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования. Я знал, что в России не осталось ни одной фортепианной фабрики и мне, естественно, захотелось ее построить. Все, что мы делаем и в каких направлениях развиваемся, работает только на эту сверхидею. Подробного бизнес-плана у нас никогда не было и вряд ли будет. Все решается в моменте. Есть точка впереди на годы вперед, но как будет развиваться рынок - никто не знает. Как говорится - хорошо иметь план, но придерживаться его глупо.

— Этот план, идея – только твоё или совместное творчество группы людей – твоих коллег, друзей?

— Сложно сказать. Так получается, что мы хорошо чувствуем друг друга и все идеи, в той или иной форме, приходят практически одновременно. Каждый из нас вытачивает идею со своей стороны. Сейчас костяк компании составляют 3 человека. Мы постоянно в контакте между собой, предлагаем, обсуждаем, спорим, действуем. Я горжусь своей командой. Они классные и сильные парни.

— А как возникла идея о реставрации старых инструментов?

— Это очевидный вариант развития. Реставрационная мастерская – это путь к своему производству, своей фабрике. Необходимо довести реставрацию до того момента, когда она перестанет быть трудоемким и долгим процессом, тогда сразу же откроется путь производства. Естественно, что реставрировать имеет смысл только по-настоящему качественные и хорошо звучащие пианино и рояли. Как правило, это антикварные инструменты, большая часть немецких, английских, чешских и некоторые экземпляры отечественного дореволюционного производства. Да-да, встречаются и такие.

— В чем разница между современными и ХХ-вековыми инструментами?

— На протяжении всего ХХ века шло развитие инструментов, технологий и подходов в конструировании за счет конкурентной борьбы. В довоенное время было очень много частных мастерских с маленьким годовым тиражом инструментов. На смену им приходили фабрики, которые впоследствии захватили рынок. Трудно описать, в чем именно разница между современными и старинными инструментами. Это и габариты, и конструкция рамы, и качество дерева, и звучание, и внешний вид, и тактильные ощущения.

— А что ты сам предпочитаешь – старый тяжелый инструмент или современный электронный? Почему?

— Зависит от целей. Если вы профессиональный концертирующий музыкант, то, безусловно, у вас должен быть акустический инструмент, желательно отвечающий современным стандартам. Также он необходим детям, только начавшим свое обучение. Если музыка для вас – хобби, и вы не хотите связываться с тяжелым пианино, занимающим место и требующим постоянного ухода, то электронное пианино будет практичнее, удобнее.

— Как и где ты нашел место для реставрации старых пианино? Ты рассказывал, это должно быть специальное место, много инструментов, краски, лаки и прочее – как это удалось?

— Пока это гаражная история. Найти помещение и краску - не самое сложное. Сложнее грамотно распределять ресурсы времени и денег, так как сам процесс реставрации не быстрый и очень трудоемкий. Сейчас мы сотрудничаем с одним из лучших реставраторов в Москве. Впоследствии, я надеюсь, мы займемся реставрацией плотнее. Пока это некоторый довесок к основному делу – настройке.

— ОК, тогда ещё одно крыло твоей сверхидеи - места для репетиций у пианистов. Почему ты озадачился этим вопросом – он касался как-то тебя, твоих знакомых? Почему ты решил, что можешь, хочешь, должен решить вопрос нехватки репетиционных мест для студентов-музыкантов?

— Очевидно, что если есть проблема, которая нас беспокоит и которая бросается в глаза, то ее надо решить. Если не мы, то кто? Да, люди учатся и испытывают дополнительный стресс от того, что не успели взять класс, или от того, что надо вставать на 4 часа раньше, чтобы занять очередь за классом. В это время еще сессии, зачеты и прочие дела. К сожалению, не все могут позволить себе иметь дома хороший инструмент. В общежитиях стоят убитые фортепиано, на которых невозможно заниматься. В скором времени мы обязательно займемся вопросом репетиториев. Надеемся, что это повысит уровень музыкального образования в стране и поможет настоящим талантам проявить себя.

— Какова твоя главная цель, задача, идея. После того, как ты простроишь все составляющие своих проектов, будут работать настройка, реставрация, репбазы – что дальше? Есть ли что-то за горизонтом или пока все задачи сконцентрированы на этапе становления этих составных частей бизнес-плана?

— Само собой, сейчас важно собрать жизнеспособный пазл бизнес-процессов. Над этим мы плотно работаем. Я очень надеюсь, что вся наша деятельность постепенно начнет поднимать уровень музыкального образования в России, подарит спокойствие людям за собственные инструменты, и, в конце концов, освободит страну от некачественных и мертвых пианино и роялей, так обильно производившихся в СССР. Пожалуй, на сегодня это одна из самых кричащих проблем и решается она не быстро.

Жутко не люблю праздники, каникулы и прочие простои

— Каков твой обычный день: он расписан по часам или – сплошная импровизация?

— Мой день очень редко бывает расписан по часам. Только тогда, когда есть куча важных встреч. В основном это список задач на день. Правда, я жутко не люблю праздники, каникулы и прочие простои. Это выбивает меня из привычного образа жизни и графика.

— Есть ли в твоем дне место для чего-то обязательного, неких ритуалов, которых ты никогда не пропускаешь? Из чего состоит твой день?

— Мой день состоит из часов, минут, секунд, которые я трачу на бизнес, себя, семью, друзей, развитие, деградацию, работу, лень, сон, прогулки, просмотр сериалов и так далее. Все как у людей. При этом для меня важен постоянный update мозгов. Мир не стоит на месте, и голова не должна отставать. Новая соц. сеть - классно, написать новый трек - супер, придумать новую/современную бизнес модель - огонь. Иначе можно очень просто и быстро потеряться во времени и пространстве, оказавшись с прозрачным планшетом в руках и в страхе ехать домой на летающих машинах.

— Я знаю, кроме музыки и фортепиано, у тебя есть ещё одна страсть – чай. Как ты увлекся чаем, до какой кондиции доходит это увлечение?

— Я просто люблю этот напиток, без фанатизма. Отличная альтернатива алкоголю, например. Одна из первых бизнес-идей, кстати, - открытие своего чайного магазина и культивирование натуральных чаев и травяных сборов. У этого напитка огромное количество вкусов и настроений. Очень жаль, что мало, кто знаком в нашей стране с чайной культурой. Это не удивительно, ведь завеса вкусового потенциала чая для нас стала приоткрываться совсем недавно. До этого был только "чай со слоном". Отвратительный был чай. До сих пор с трудом переношу индийские сорта черного чая.

— И, наконец, вишенка на торте – о твоем имени - кто тебя так назвал и почему, есть ли некая легенда, связанная с твоим именем?

— Назвали родители, ничего особенного, связанного с именем я вспомнить не могу.

— А как живется с таким именем? Часто ли люди вспоминают Шекспира с бессмертной трагедией, услышав твое имя, или ещё как-то проявляют удивление?

— Бывает, встречаются неадекватные люди, которые просят показать паспорт, чтобы доказать, что меня зовут именно так. Но я уже привык к подобным выпадам. В конце концов, подобные действия сразу характеризуют человека, и отталкивают от дальнейшего с ним контакта.

— Для тебя самого твое имя – награда или наказание? Есть убеждение, что необычное имя=необычная судьба – подтвердишь или опровергнешь?

— Конечно, я думаю, что имя наносит определенный отпечаток на человека и его жизнь. Но с необычной судьбой может быть и человек с вполне обычным именем.


Рассказывала историю про бизнес и чистый звук фортепиано в 440 Hertz Ирма Каплан